go here espiar el whatsapp 2017 logiciel espion samsung s6 mini como localizar a una persona por medio del celular telcel click at this page




:: 11.03.2006

ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА В РОССИЙСКИХ БАНКАХ

Банковское обозрение

"Металлические" банки стремятся привлечь западные финансы под золотодобычу


Из-за снижения рентабельности банки ищут новые бизнесы. Некоторые активизируют работу с драгметаллами. Даже небольшие кредитные организации пытаются выйти на западный рынок, чтобы получить иностранные кредиты под финансирование золотодобычи. Они покупают в России драгметаллы по любым ценам, демонстрируя западным банкам объемы работы с золотом и серебром. Специалисты Номос-Банка - одного из лидеров российского рынка драгметаллов - рассказали "Банковскому обозрению" о специфике деятельности и проблемах "металлического" банковского бизнеса в России.
"Металлический" банковский бизнес


На вопросы "БО" отвечает начальник управления по операциям с драгоценными металлами Номос-Банка Андрей Широков.


- Андрей Германович, каковы обороты "металлического" бизнеса банка? Какое количество драгоценных металлов проходит обычно через банк?


- В 2004 году через наш банк прошло (то есть было приобретено и реализовано) 30 тонн золота и 220 тонн серебра. Платины и палладия было небольшое количество - несколько сот килограмм. Этот бизнес пока имеет сезонный характер в России. Большая часть металла в любой банк поступает с начала лета до глубокой осени. Нельзя сказать, что зима - это мертвый период, однако объемы сокращаются, наступает затишье.


- Такие показатели выходят каждый год или они как-то варьируются? От чего это зависит?


- Конечно, варьируются. Ведь каждый год на рынке в России что-то происходит, проявляются какие-то новые тенденции, которые меняют структуру бизнеса.
В 2003 году, например, обороты по золоту были больше, по серебру - меньше. В 2003 году мы очень большое количество металла приобретали на межбанковском рынке. Номос-Банк тогда тесно работал с региональными и небольшими московскими банками.


У нас основной объем металла идет на экспорт. Россия не так много его потребляет, в основном для ювелирной промышленности. Поэтому, покупая много золота и серебра на межбанковском рынке, мы его затем экспортируем нашим контрагентам, ежегодно привлекая западное финансирование под золотодобычу.


У банка хорошие взаимоотношения с западными структурами, которые работают с драгметаллами. Среди наших партнеров такие банки, как Standard Bank London, Commerzbank, Societe Generale, Credit Suisse, то есть в основном это банки - маркет-мейкеры. Поставляя им значительное количество золота и серебра, мы получаем относительно дешевые кредиты.


Однако с недавнего времени привлечение западного финансирования под золотодобычу стало модным. Сейчас даже небольшие банки пытаются выйти на западный рынок, чтобы получить иностранные кредиты. Они приобретают в России золото по любым ценам, лишь бы показать западным банкам какие-то объемы работы с драгметаллами. В связи с этим изменилась ценовая конъюнктура и условия работы на межбанковском рынке. Объемы работы на межбанковском рынке у Номос-Банка сократились. В связи с этим уже в 2004 году оборот по золоту снизился. Правда, существенно выросли объемы по серебру. "Серебряный" рынок представлен в основном недропользователями и вторичной переработкой. У нас есть очень хорошие клиенты на местах, от которых мы получаем большую часть металла. Межбанковский рынок при этом практически не задействуется.


- Среди драгметаллов Номос-Банк отдает предпочтение работе с золотом и серебром?


- Да, работаем в основном с золотом и серебром. В последнее время для банка "серебряный" бизнес стал даже более выгодным, чем "золотой". И это несмотря на то, что серебро дешевле золота. Однако за счет больших оборотов доходность здесь получается высокой. Кроме того, рынок серебра более волатильный.
Объемы покупки и продажи платины и палладия у нас невелики. Экспортировать платину и палладий можно только через государственного экспортера ("Алмазювелирэкспо"), у которого очень высокая себестоимость и большое комиссионное вознаграждение. А самое главное то, что в России всего три основных производителя этих металлов - "Норильский никель", артель "Амур", ЗАО "Корякгеолдобыча".


- Почему тот или иной банк начинает заниматься "металлическим" бизнесом? Как бы вы оценили новых игроков этого рынка?


- Учитывая, что у нас в России тысяча с лишним банков, драгметаллами занимается мизерное количество кредитных организаций, в лучшем случае десяток. Даже те, кто приходит на этот рынок, в большей части затем уходят. В последние годы было много примеров, когда банки прекращали работу с драгоценными металлами. Однако, с другой стороны, на этом рынке появляются новые игроки. Например, Промсвязьбанк до недавнего времени никогда не интересовался "золотым бизнесом", а сейчас активно развивает. У банка "Авангард" были определенные объемы "металлического" бизнеса, он был таким середнячком. Затем стал активно заниматься привлечением западного финансирования.


- То есть банки начинают работать с драгметаллами, чтобы привлечь западные деньги?


- Кредитные организации обращают взоры на Запад от безысходности. Иностранные денежные ресурсы нужны банкам для того, чтобы затем кредитовать золотодобытчиков. Невозможно быть представленным на этом рынке без кредитования золотодобытчиков. Банк у них никогда не купит драгметаллы, если не будет их финансировать. Бизнес золотодобытчиков всегда требует кредитования. А ставки им нужно давать низкие, потому что на рынке очень сильна конкуренция. Говоря о конкуренции, я имею в виду в первую очередь позиции Внешторгбанка, Сбербанка, Газпромбанка, у которых совершенно иные ресурсные базы.
Нам, как обычному коммерческому банку, надо где-то иметь источник дешевых денег, чтобы конкурировать с госбанками за хорошие компании. Недорогие ресурсы есть только на Западе. Уверен, что банки не от хорошей жизни обращаются к синдикации, организация которой каждый раз отнимает огромное количество времени и нервов. Это довольно сложный процесс.


- Получается, что золотодобывающее предприятие не будет работать с банком, если последний не даст ему кредит?


- Совершенно верно. Добыча - это емкий бизнес, расположенный в труднодоступных местах. Для него нужны немалые деньги. Большинству предприятий в России средства требуются не потому, что у них плохое финансовое положение. Сезон добычи короткий, поэтому предприятиям уже в текущем году нужно обеспечить себе добычу на 2006 год. Они уже сейчас должны завозить туда все расходные материалы, поскольку лето - сезон навигации. На все это нужны серьезные финансы. Поэтому предприятия фактически кредитуются под добычу следующего года.


- Кредитование золотодобывающих предприятий для банка - это прежде всего диверсификация рисков?


- Конечно. В рамках нашего банка кредитование золотодобычи занимает не более 10 % от общего кредитного портфеля.


- Насколько рентабелен такой бизнес?


- Не более рентабелен, чем другие виды кредитования. Ощутимой разницы здесь нет. Супердоходности от кредитования золотодобычи банк не получает.


- А каковы издержки?


-У нас практически стопроцентная замещаемость. В этом году на кредитование золотодобычи мы выделили более 100 млн долларов. Соответственно, 100 млн долларов западных денег мы привлекли.


- Насколько насыщена потребность российских золотодобытчиков в кредитовании?


- На данный момент потребность насыщена полностью. По текущему сезонному кредитованию предложений больше, чем спроса.
У предприятий есть определенная потребность в получении более длинных денег - сроком на 3-5 лет, для того чтобы развивать новые месторождения, обновлять парк техники. Однако такое долгосрочное кредитование - достаточно рискованный для банка вид вложений. Это фактически проектное финансирование. Здесь банк зависит от того, насколько грамотно предприятие рассчитало все риски, все детали проекта. Потому что в случае неудачи у банка очень маленькие шансы вернуть деньги. Есть две группы компаний, которым нужны длинные деньги. Первая - это большие компании, имеющие опыт общения напрямую с западными финансовыми институтами. Они ставят своей целью привлечение западных денег на развитие. Вторую группу составляют более маленькие компании. На западное финансирование они претендовать не могут в силу того, что их бизнес недостаточно развит в соответствии с мировыми стандартами. Такие компании ищут деньги в России либо в виде частных инвестиций, либо в виде банковских кредитов. Именно этот сегмент рынка развивается сейчас очень активно. И за этим сегментом, на мой взгляд, определенное будущее как для российских банков, так и для компаний.


Сезонное кредитование уже мало доходно. На данный момент явно намечается избыток финансов. Более того, банки ведут очень рискованную политику, кредитуя золотодобывающие компании самого разного рода. Сейчас фактически любая компания, независимо от своего финансового положения, может привлечь банковский кредит. Настолько серьезна конкуренция среди банков за золотодобытчиков.


Банки дают много денег под маленький процент, явно не понимая, что могут столкнуться с проблемами по возврату денежных средств. Это, к сожалению, сегодняшняя реальность. Поэтому таким банкам, как Номос-Банк, у которого этот бизнес хорошо развит и давно существует, нелегко в подобной ситуации. Банки, раздающие кредиты компаниям, не взирая на их финансовое положение, портят нам бизнес, снижают серьезно его доходность и в определенной мере развращают компании, которые привыкают к очень вольготным условиям. Кстати, кредитные ставки для золотодобытчиков гораздо ниже, чем по другим отраслям.
У нас довольно консервативный подход к отбору компаний для сотрудничества: большой объем добычи, небольшой объем финансирования и длительная история работы в данной отрасли.


- Что выгоднее для банка: продавать золото банкам-соотечественникам, Центробанку или экспортировать его за рубеж? Какое количество драгметаллов реализовано на внутреннем и на внешнем рынках?


- Центробанку вообще не выгодно продавать золото, эта операция в России сейчас не используется. В основном мы экспортируем драгметаллы за рубеж. Внешний рынок занимает у нас примерно 90 % от всего оборота. Внутри России банк реализует драгметаллы в небольшом количестве - в основном ювелирам или кредитным организациям, работающим в каком-либо конкретном сегменте.


- Существуют ли в банке обезличенные металлические счета? В каких случаях целесообразно их открывать?


- Мы работаем с обезличенными металлическими счетами. Открывать такой счет или нет, если мы говорим о частном лице, в первую очередь зависит от его предпочтений, в чем держать свои сбережения. Если человек считает, что часть своих сбережений выгоднее держать в драгметаллах, то он может прийти в банк, открыть металлический счет, положить на него какое-то количество золота или серебра, платины или палладия в надежде на то, что цена на металл вырастет.
Проценты по вкладам металлических счетов небольшие, они гораздо меньше, чем по вкладам в валюте. Причем такая ситуация во всем мире. Поэтому рассчитывать на огромные заработки не приходится. Они явно будут гораздо меньше, чем инфляция. Но у клиента есть возможность выиграть за счет курсовой разницы, если металл вырастет в цене. На это в основном и рассчитывают люди, открывающие металлические счета и вкладывающие деньги в драгметаллы.
- Насколько сильна зависимость российского рынка драгметаллов и непосредственно Номос-Банка от мировых цен?


- В России существует только мировая цена, так называемой внутрироссийской цены нет. Мировая цена умножается на курс рубля и получается цена на драгметаллы в России.


Номос-Банк от мировой цены не зависит. У нас весь доход складывается за счет того, что банк покупает драгметаллы немного дешевле мировой цены и затем по ней продает. За вычетом транспортных издержек получается небольшая комиссия. Поэтому чем больше мы купим металла, тем больше заработаем денег независимо от того, какая будет цена. Выиграть или проиграть с падением этой цены банк не может, потому что не спекулирует.


Банковский бизнес на монетах


На вопросы "БО" отвечает начальник отдела торговых операций на внутреннем рынке управления операций с драгметаллами Номос-Банка Вадим Ефимов.


- Вадим Борисович, насколько популярны памятные и инвестиционные монеты из драгметаллов? Какое количество монет банк реализует?


- Инвестиционные монеты - один из самых финансово привлекательных инструментов для населения на российском рынке драгоценных металлов. Цена этих монет привязана к металлической составляющей, то есть они стоят практически столько же, сколько стоит металл, который в них содержится. Поскольку инвестиционные монеты не облагаются налогом на добавленную стоимость, разница между ценами покупки и продажи этих монет невелика, что достаточно выгодно - часто "скачки" цены на металл в считанные дни перекрывают эту разницу. Как правило, эта разница 3- 4 %. Монета и называется инвестиционной, потому что освобождена от налога на добавленную стоимость. Бывают еще памятные монеты, которые облагаются налогом на добавленную стоимость, но у них есть такая привлекательная составляющая, как их коллекционная стоимость. Все эти монеты выпускаются ограниченным тиражом, соответственно, чем меньше тираж, тем больше у нее коллекционная стоимость. Еще много зависит от серии, изображения, некоторых других параметров.
Инвестиционных и памятных монет мы продаем примерно одинаковое количество. У нас был максимальный рекорд - мы продали более 110 тыс. монет общим весом около 4 тонн.


Могу сказать, что наибольшей популярностью у населения пользуется инвестиционная монета - червонец. Массовым тиражом она чеканилась порядка 6 или 7 лет. Каждый год по миллиону экземпляров. В Центральном банке еще есть достаточные запасы, из которых мы постоянно подкрепляемся и, соответственно, затем продаем населению. Такая монета сейчас стоит около 3300 рублей.


- С чем бывает связан повышенный интерес населения к монетам, когда банку удается реализовывать большое их количество?


- Это, как правило, происходит, когда у населения повышаются какие-то инфляционные ожидания и в период глобальных или локальных катаклизмов.
Мы наблюдали статистику с 1998 года, за этот период было несколько крупных всплесков продаж. Первый
- непосредственно в период дефолта 1998 года, когда население избавлялось от рублей, покупая монеты. Второй - очень большой всплеск в сентябре 2001 года после атаки террористов на Нью-Йорк. После этого, наверное, еще месяца два люди приобретали самые разные монеты. Был отмечен всплеск во время начала Иракского кризиса. Кстати, на события прошлого лета в банковской сфере население никак в этом плане не отреагировало. Объем продаж даже если и вырос, то всего на несколько процентов.


- Банк наряду с монетами реализует и мерные слитки. Насколько успешен этот бизнес?


- Сейчас, к сожалению, объемы реализации мерных слитков населению невелики. До марта 2000 года, до введения нового Налогового кодекса, объемы продаж были очень значительные. Мы продавали слитки самые разнообразные по величине: 5, 10, 20, 50, 100, 250, 500 грамм и килограмм. Но после того как ввели вторую часть Налогового кодекса и стали брать налог на добавленную стоимость со всего оборота, продажи резко упали. До этого НДС взимался с разницы между покупкой и продажей, то есть человек мог купить, продать слиток и уплатить налог только с разницы.
Государство само зарезало курицу, которая несла золотые яйца. Этим необдуманным шагом объем продаж резко снизили. Банки действительно реализовывали очень много мерных слитков, и, соответственно, сумма налоговых отчислений была значительной. Пусть эти цифры не были очень большими, но зато сделок было много и платежи по НДС проводились часто. Сейчас слитки никто не покупает, а если и приобретают, то в основном на подарки.

Банковское обозрение
4 Октября 2005

 

Возврат к списку новостей

 


Яндекс цитирования Русская монета | top 100

Все материалы сайта www.numizmat.net принадлежат авторам. Любое коммерческое использование текстов и изображений запрещены. По всем вопросам обращаться сюда.
All materials on the site www.numizmat.net are sole property of the site's owners. Any commercial use of content be it graphics or text is strictly prohibited. If you have any questions please contact us.
www.numizmat.net (c) 2002-2014